Что такое хава нагила. История самой известной израильской песни хава нагила

Что такое хава нагила. История самой известной израильской песни хава нагила

Хава Нагила — еврейская песня радости
Мало кто знает гимн Израиля, но практически каждый знает еврейскую песню «Хава Нагила», которая стала действительно народной. По материалам Игоря Белого и Зеэва Гейзеля (2005):
В начале 20 века в Иерусалиме жил да был музыкант Авраам Цви Идельсон (1882 – 1938). И любил записывать фольклор бродячих еврейских музыкантов – клезмеров. Окончилась Первая Мировая война, по её итогам Турция оставила Палестину британцам, была создана и обнародована Бальфурская Декларация (1917): «Правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа, и приложит все усилия для содействия достижению этой цели». И в 1918 году в Иерусалим вошли британские войска. По этому поводу в священном городе готовился небывалый праздничный концерт. Идельсон готовил этот концерт — руководил хором, составлял программу, репетировал допоздна. И вот в какой-то момент он столкнулся с проблемой — что нет хорошего финала для этого концерта. Песенка нужна, какая-нибудь новая и яркая, чтоб всем запомнилась. Начал Идельсон копаться в своих фольклорных довоенных бумагах — и нарыл этот безымянный хасидский напев, обработал и набросал к нему подходящие к моменту слова. «Хава нагила» означало «Давайте возрадуемся». Концерт получился замечательным, финальная песня стала хитом не просто надолго, а на всю дальнейшую историю еврейской музыки до наших дней.
Итак, на иврите текст песни пишется следующим образом:

Звучит в латинской транскрипции примерно так:

Hava nagila, hava nagila
Hava nagila venis»mecha

Hava neranena, hava neranena
Hava neranena venis»mecha

Uru, uru achim
Uru achim belev same»ach

Прослушать оригинал песни из Израиля: https://www.youtube.com/watch?v=W6eH3n4lUIM
А теперь мой эквиритмический перевод на русский язык:

Хава Нагила — Hava Nagila,

Радуйтесь, люди, радуйтесь, люди. Радуйтесь, люди, сбылась мечта.

Пой песни, мой народ, пой песни, мой народ,
Пой песни, мой народ, сбылась мечта.

Брат мой, мой брат, вставай,

Брат, вставай, веселье ждёт нас. Брат, вставай, веселье ждёт нас. Брат, вставай, веселье ждёт нас. Брат мой, вставай, веселье ждёт нас. __________________

Рецензии

Спасибо большое за предоставленный перевод!
Вот вроде простые слова повторяющиеся. но сила музыки делает ее гимном, ведущим за собой. В ней и страсть и радость, свет и страдания. Все как буд-то намешано. Ну как в жизни. Очень люблю эту песню, Если слышу ее на мероприятиях всегда ноги сами танцуют. Даже по городу если иду и услышала не могу сдержаться…. Спасибо еще раз.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру — порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

На протяжении вот уже многих лет меня постоянно спрашивают о том, что такое «хава нагила». Какой в ней смысл, кто её написал и т.п. Постоянно мне приходится развеивать самые фантастические легенды вокруг этой песни — и то, что её пели ещё маккавеи, долбая врагов по головам; и то, что это специальная свадебная застольная песня, под которую полагается осушать не менее трёх стаканов алкоголя подряд по древней еврейской традиции…
Пора уже сделать, наконец, одну универсальную запись с ответами — к каковой и отсылать сонмы заблуждающихся.

Жил-был такой человек Авраам Цви Идельсон в начале 20 века в Латвии. Был молодым кантором, пел в синагоге. Затем что-то ему в голову стукнуло, и он отправился бродить по миру, собирать и записывать еврейский фольклор, (тем более, что ему в этом нехило помогала Австрийская Академия Наук), мотался по Европе, Ближнему Востоку, забирался аж в Южную Африку, в конце концов естественным образом осел в Иерусалиме.Там ему попались особые хасиды, именующие себя садигурскими — по имени местечка Садигура на Украине, откуда они приехали в Святую Землю. Идельсон старательно записывал их фольклор — в основном это были напевы без слов, как это у хасидов часто бывает.Там-то ему и попалась эта мелодия в 1915 году. Не исключено, что сами хасиды её и написали — не зная нотной грамоты, они были и собирателями, и хранителями, и сочинителями. Но ныне принята теория, что мелодия эта была создана неизвестным клезмером (бродячим еврейским музыкантом) где-то в Восточной Европе не раньше середины XIX века. Непредставимыми путями мелодия добралась до хасидов, а те её с удовольствием подобрали, поскольку высоко ценили такие вещи.Надо сказать, что это была пока ещё не совсем та мелодия, которая известна нам сейчас. У неё был немного другой ритм, плавнее и медленнее. Скорее даже в чём-то медитативный (хасиды, они такие, любят всё медитативное:)

Затем грянула Первая Мировая. Идельсон собрал манатки и отправился на войну в составе турецкой армии — ибо именно Турция владела Святой Землёй в то время — руководил полковым оркестром. Через три года война окончилась, Идельсон вернулся домой в Иерусалим, где всё приятным образом изменилось. Турки оставили Палестину британцам, была создана и обнародована Бальфурская Декларация — о праве Ишува (еврейского поселения) на самоопределение. По этим поводам в Иерусалиме готовился небывалый праздничный концерт — и в честь конца войны, и в честь таких славных еврейских придумок. Идельсон же, как главный по нотам, возился с этим концертом по полной — руководил хором, составлял программу, репетировал допоздна. И вот в какой-то момент он столкнулся с проблемой — что нет хорошего финала для этого концерта. Песенка нужна, какая-нибудь новая и яркая, чтоб запомнилась.Начал Идельсон копаться в своих фольклорных довоенных бумагах — и нарыл этот безымянный хасидский напев. Ужасно обрадовался он и сел кропать правки прямо в черновиках.Первым делом он разделил мотив на четыре части. Написал аранжировку для хора, для оркестра… Затем поскрёб недолго в затылке и набросал по-быстрому слова — какие в голову пришли. Чтоб было непритязательно, весело и вкусно. Получилось следующее:

Давайте-ка возрадуемся,
Давайте-ка возрадуемся да возвеселимся!
Давайте-ка споём!
Давайте-ка споём да возвеселимся!
Просыпайтесь, братья!
Просыпайтесь, братья, с радостью в сердце!

Всё. Больше эти слова не менялись никогда. Было это в 1918 году в Иерусалиме.Концерт получился замечательным, финальная песня стала хитом не просто надолго, а на всю дальнейшую историю еврейской музыки до наших дней:)

Привычное нам звучание мелодия «Хава Нагилы» приобрела где-то в 30-х годах XX века — благодаря волне еврейских переселенцев из Румынии, которые выросли на культуре зажигательных румынских танцев. У песни появился синкопированный танцевальный ритм, и она стала звучать быстрее. Ещё немного позже сложился этакий ритмический консенсус — «Хава Нагила» начинается медленно, с уважениям к традициям, а потом разгоняется в отвязные пляски.

Интересный факт. Вскоре после того, как в 1938 году Идельсон умер, неожиданно «нашёлся» автор «Хава Нагилы» — некто Моше Натанзон, утверждавший, что это именно он написал самую знаменитую еврейскую песню. Пикантность ситуации усугублялась ещё и тем, что Натанзон ходил в учениках у Идельсона в хоре во время описываемых событий в 1918 году. По крайней мере, по версии Натанзона Идельсон дал задание своим ученикам написать слова к этому напеву — и самый лучший из написанных (понятно чей) выбрал в качестве слов для той концертной финальной песни. В Израиле ему как-то не очень поверили, а вот американцев он чем-то убедил — и вскоре после своего заявления отбыл туда на пмж как подающий надежды певец народных песен.(http://www.radiohazak.com/Havahist.html)

Под давлением просвещённой общественности — апдейт: текст в оригинале и mp3-коллекция

Итак, на иврите это пишется следующим образом:

הבה נגילה
הבה נגילה
הבה נגילה ונשמחה

הבה נרננה
הבה נרננה
הבה נרננה ונשמחה

עורו אחים
עורו אחים בלב שמח

Звучит в транскрипции примерно так:

Hava nagila, hava nagila
Hava nagila venis»mecha

Hava neranena, hava neranena
Hava neranena venis»mecha

Uru, uru achim
Uru achim belev same»ach

Теперь что касается обслушаться под завязку.

27. оперный певец , известный своим широченным репертуаром по всем временам, жанрам и народам. Хаванагила у него на «Голубом диске», где среди прочего — этюды Шопена и Аве Мария. 3.3М

Анатолий Пинский недавно разыскал раритет — вариант хаванагилы на идиш. Смысл там не очень отличается от оригинала:

Brider, lomir zikh freyen
lomir zikh freyen
Oy, lomir lustik zayn!

Ineynem freylekh zayn,
Tzuzamen lustik zayn!
Briderlekh, idelekh
Freylekh zol zayn!

Zingt, tanzt, freyt zikh ale,
S»iz bay undz a groyse simkhe
S»iz bay undz a groyser yomtev,
Likhtik iz oyf der neshome
Az derlebt shoyn di nekhome,
Briderlekh, zingt,
Briderlekh, tanzt,
A simkhe iz bay undz haynt!

Апдейт от 11.05.09
Я не выкладываю в пост всё новые и новые варианты хаванагилы, которые мне присылают читатели. Если интересно, можно пошерстить комменты и все их там найти.А вот что действительно интересно, так это слайдшоу с иллюстративным материалом к этой статье:
http://www.flickr.com/photos/[email protected]/sets/72157605304880455/show/

Апдейт от 27.05.09
Обращение к читателям, сильно заинтересованным в теме.Я буду рад, если у кого-нибудь из вас найдутся силы и желание собрать все ссылки по вариантам Хавы Нагилы, рассыпанным в комментах. Тогда можно будет сделать полноценный апдейт поста.

Апдейт от 13.01.12
Так ни у кого и не нашлось времени собрать ссылки из комментариев. Жаль.Попался мне сейчас вот такой вариант. Несколько поразительный.

На протяжении вот уже многих лет меня постоянно спрашивают о том, что такое «хава нагила». Какой в ней смысл, кто её написал и т.п. Постоянно мне приходится развеивать самые фантастические легенды вокруг этой песни — и то, что её пели ещё маккавеи, долбая врагов по головам; и то, что это специальная свадебная застольная песня, под которую полагается осушать не менее трёх стаканов алкоголя подряд по древней еврейской традиции…

Пора уже сделать, наконец, одну универсальную запись с ответами — к каковой и отсылать сонмы заблуждающихся.

Жил-был такой человек Авраам Цви Идельсон в начале 20 века в Латвии. Был молодым кантором, пел в синагоге. Затем что-то ему в голову стукнуло, и он отправился бродить по миру, собирать и записывать еврейский фольклор, (тем более, что ему в этом нехило помогала Австрийская Академия Наук), мотался по Европе, Ближнему Востоку, забирался аж в Южную Африку, в конце концов естественным образом осел в Иерусалиме.

Там ему попались особые хасиды, именующие себя садигурскими — по имени местечка Садигура на Украине, откуда они приехали в Святую Землю. Идельсон старательно записывал их фольклор — в основном это были напевы без слов, как это у хасидов часто бывает.

Там-то ему и попалась эта мелодия в 1915 году. Не исключено, что сами хасиды её и написали — не зная нотной грамоты, они были и собирателями, и хранителями, и сочинителями. Но ныне принята теория, что мелодия эта была создана неизвестным клезмером (бродячим еврейским музыкантом) где-то в Восточной Европе не раньше середины XIX века. Непредставимыми путями мелодия добралась до хасидов, а те её с удовольствием подобрали, поскольку высоко ценили такие вещи.

Надо сказать, что это была пока ещё не совсем та мелодия, которая известна нам сейчас. У неё был немного другой ритм, плавнее и медленнее. Скорее даже в чём-то медитативный (хасиды, они такие, любят всё медитативное:)

Затем грянула Первая Мировая. Идельсон собрал манатки и отправился на войну в составе турецкой армии — ибо именно Турция владела Святой Землёй в то время — руководил полковым оркестром. Через три года война окончилась, Идельсон вернулся домой в Иерусалим, где всё приятным образом изменилось. Турки оставили Палестину британцам, была создана и обнародована Бальфурская Декларация — о праве Ишува (еврейского поселения) на самоопределение. По этим поводам в Иерусалиме готовился небывалый праздничный концерт — и в честь конца войны, и в честь таких славных еврейских придумок. Идельсон же, как главный по нотам, возился с этим концертом по полной — руководил хором, составлял программу, репетировал допоздна. И вот в какой-то момент он столкнулся с проблемой — что нет хорошего финала для этого концерта. Песенка нужна, какая-нибудь новая и яркая, чтоб запомнилась.

Начал Идельсон копаться в своих фольклорных довоенных бумагах — и нарыл этот безымянный хасидский напев. Ужасно обрадовался он и сел кропать правки прямо в черновиках.

Первым делом он разделил мотив на четыре части. Написал аранжировку для хора, для оркестра… Затем поскрёб недолго в затылке и набросал по-быстрому слова — какие в голову пришли. Чтоб было непритязательно, весело и вкусно. Получилось следующее:

Давайте-ка возрадуемся,
Давайте-ка возрадуемся да возвеселимся!
Давайте-ка споём!
Давайте-ка споём да возвеселимся!
Просыпайтесь, братья!
Просыпайтесь, братья, с радостью в сердце!

Всё. Больше эти слова не менялись никогда. Было это в 1918 году в Иерусалиме.
Концерт получился замечательным, финальная песня стала хитом не просто надолго, а на всю дальнейшую историю еврейской музыки до наших дней:)

Привычное нам звучание мелодия «Хава Нагилы» приобрела где-то в 30-х годах XX века — благодаря волне еврейских переселенцев из Румынии, которые выросли на культуре зажигательных румынских танцев. У песни появился синкопированный танцевальный ритм, и она стала звучать быстрее. Ещё немного позже сложился этакий ритмический консенсус — «Хава Нагила» начинается медленно, с уважениям к традициям, а потом разгоняется в отвязные пляски.

Интересный факт. Вскоре после того, как в 1938 году Идельсон умер, неожиданно «нашёлся» автор «Хава Нагилы» — некто Моше Натанзон, утверждавший, что это именно он написал самую знаменитую еврейскую песню. Пикантность ситуации усугублялась ещё и тем, что Натанзон ходил в учениках у Идельсона в хоре во время описываемых событий в 1918 году. По крайней мере, по версии Натанзона Идельсон дал задание своим ученикам написать слова к этому напеву — и самый лучший из написанных (понятно чей) выбрал в качестве слов для той концертной финальной песни. В Израиле ему как-то не очень поверили, а вот американцев он чем-то убедил — и вскоре после своего заявления отбыл туда на пмж как подающий надежды певец народных песен.

Под давлением просвещённой общественности — апдейт: текст в оригинале и mp3-коллекция
Итак, на иврите это пишется следующим образом:

הבה נגילה
הבה נגילה
הבה נגילה ונשמחה
הבה נרננה
הבה נרננה
הבה נרננה ונשמחה
עורו אחים
עורו אחים בלב שמח

Звучит в транскрипции примерно так:

Hava nagila, hava nagila
Hava nagila venis»mecha
Hava neranena, hava neranena
Hava neranena venis»mecha
Uru, uru achim
Uru achim belev same»ach

Жил-был такой человек Авраам Цви Идельсон в начале 20 века в Латвии. Был молодым кантором, пел в синагоге. Затем что-то ему в голову стукнуло, и он отправился бродить по миру, собирать и записывать еврейский фольклор, (тем более, что ему в этом нехило помогала Австрийская Академия Наук), мотался по Европе, Ближнему Востоку, забирался аж в Южную Африку, в конце концов естественным образом осел в Иерусалиме. Там ему попались особые хасиды, именующие себя садигурскими — по имени местечка Садигура на Украине, откуда они приехали в Святую Землю. Идельсон старательно записывал их фольклор — в основном это были напевы без слов, как это у хасидов часто бывает. Там-то ему и попалась эта мелодия в 1915 году. Не исключено, что сами хасиды её и написали — не зная нотной грамоты, они были и собирателями, и хранителями, и сочинителями. Но ныне принята теория, что мелодия эта была создана неизвестным клезмером (бродячим еврейским музыкантом) где-то в Восточной Европе не раньше середины XIX века. Непредставимыми путями мелодия добралась до хасидов, а те её с удовольствием подобрали, поскольку высоко ценили такие вещи. Надо сказать, что это была пока ещё не совсем та мелодия, которая известна нам сейчас. У неё был немного другой ритм, плавнее и медленнее. Скорее даже в чём-то медитативный (хасиды, они такие, любят всё медитативное:)

Затем грянула Первая Мировая. Идельсон собрал манатки и отправился на войну в составе турецкой армии — ибо именно Турция владела Святой Землёй в то время — руководил полковым оркестром. Через три года война окончилась, Идельсон вернулся домой в Иерусалим, где всё приятным образом изменилось. Турки оставили Палестину британцам, была создана и обнародована Бальфурская Декларация — о праве Ишува (еврейского поселения) на самоопределение. По этим поводам в Иерусалиме готовился небывалый праздничный концерт — и в честь конца войны, и в честь таких славных еврейских придумок. Идельсон же, как главный по нотам, возился с этим концертом по полной — руководил хором, составлял программу, репетировал допоздна. И вот в какой-то момент он столкнулся с проблемой — что нет хорошего финала для этого концерта. Песенка нужна, какая-нибудь новая и яркая, чтоб запомнилась. Начал Идельсон копаться в своих фольклорных довоенных бумагах — и нарыл этот безымянный хасидский напев. Ужасно обрадовался он и сел кропать правки прямо в черновиках. Первым делом он разделил мотив на четыре части. Написал аранжировку для хора, для оркестра… Затем поскрёб недолго в затылке и набросал по-быстрому слова — какие в голову пришли. Чтоб было непритязательно, весело и вкусно. Получилось следующее:

Давайте-ка возрадуемся,
Давайте-ка возрадуемся да возвеселимся!
Давайте-ка споём!
Давайте-ка споём да возвеселимся!
Просыпайтесь, братья!
Просыпайтесь, братья, с радостью в сердце!

Всё. Больше эти слова не менялись никогда. Было это в 1918 году в Иерусалиме. Концерт получился замечательным, финальная песня стала хитом не просто надолго, а на всю дальнейшую историю еврейской музыки до наших дней:)

Привычное нам звучание мелодия «Хава Нагилы» приобрела где-то в 30-х годах XX века — благодаря волне еврейских переселенцев из Румынии, которые выросли на культуре зажигательных румынских танцев. У песни появился синкопированный танцевальный ритм, и она стала звучать быстрее. Ещё немного позже сложился этакий ритмический консенсус — «Хава Нагила» начинается медленно, с уважениям к традициям, а потом разгоняется в отвязные пляски.

Интересный факт. Вскоре после того, как в 1938 году Идельсон умер, неожиданно «нашёлся» автор «Хава Нагилы» — некто Моше Натанзон, утверждавший, что это именно он написал самую знаменитую еврейскую песню. Пикантность ситуации усугублялась ещё и тем, что Натанзон ходил в учениках у Идельсона в хоре во время описываемых событий в 1918 году. По крайней мере, по версии Натанзона Идельсон дал задание своим ученикам написать слова к этому напеву — и самый лучший из написанных (понятно чей) выбрал в качестве слов для той концертной финальной песни. В Израиле ему как-то не очень поверили, а вот американцев он чем-то убедил — и вскоре после своего заявления отбыл туда на пмж как подающий надежды певец народных песен.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий