Титаны ближневосточной политики. Арабская сказка - Тунис

Хабиб Бен Али Бургиба родился 3 августа 1903 года в Монастире (Тунис), в мелкобуржуазной семье. Первоначальное образование он получил в колледже Туниса, а в 1927 году окончил юридический факультет университета Сорбонны и Высшую школу политических наук в Париже.Вернувшись в Тунис в 1927 году, Хабиб занялся адвокатской практикой.

С 1930 года он активно участвовал в национально-освободительном движении партии Дустур. Также Бургиба печатался в партийной газете и был издателем ряда других газет, получил известность как автор статей, направленных против французского колониализма и монархического режима.

В 1934 году, после раскола Дустура, Хабиб и его сторонники основали партию «Новый дустур» , которая возглавила борьбу тунисского народа за независимость. Бургиба стал её генеральным секретарем, а с 1938 года – председателем.

В эти годы он неоднократно арестовывался французскими колониальными властями за агитацию против них.

В итоге, партия была запрещена, Бургиба был арестован и переведён в военную тюрьму Франции.Во время Второй мировой войны Бургиба открыто заявлял, что уверен в поражении Германии и Италии, призывал тунисский народ к борьбе с фашистами и был заключен в тюрьму уже немцами.

В 1949 году он вернулся на родину, где продолжил политическую борьбу за независимость.

Но в 1952 году он вновь был арестован и выслан из страны, куда вернулся уже спустя три года.После провозглашения Тунисом независимости в 1956 году Бургиба возглавил правительство, став первым премьер-министром Республики Тунис.

В 1957 году Национальное учредительное собрание упразднило монархию, и Хабиб был избран президентом страны и переизбирался на этот пост еще два раза.Бургиба провёл в Тунисе ряд крупных экономических и политических реформ.

В частности, крупномасштабное расширение прав женщин, повышение уровня среднего и высшего образования, запретил многожёнство и ввёл законодательную процедуру развода. При нем было отменено действие шариата, началась модернизация страны, были заложены предпосылки для экономического роста.

В течение 1960-70-х годов Бургиба настойчиво укреплял систему государственной власти.

В 1963 году были запрещены все политические партии, кроме проправительственной, затем прошла чистка и в самом правительстве. Постепенно стал складываться культ личности Бургибы, и в 1975 году он был провозглашен пожизненным президентом страны.

В начале 1980-х годов он легализовал оппозиционные политические партии, однако этим воспользовались набиравшие силу исламские фундаменталисты и по стране прокатились антиправительственные волнения. Президент жестоко расправился с заговорщиками, репрессии коснулись и светской оппозиции.

В ноябре 1987 года в ходе бескровного государственного переворота Бургиба был смещен со своего поста «по состоянию здоровью» и помещен под домашний арест.Умер Хабиб Бен Али Бургиба в Монастире 6 апреля 2000 года, был похоронен с почестями.

В связи с его кончиной в Тунисе была объявлена неделя национального траура.

Предшественник должность учреждена Преемник Зин эль-Абидин Бен Али
Премьер-министр Туниса
15 апреля 1956 года - 25 июля 1957 года
Монарх Мухаммад VIII аль-Амин Предшественник Тахир бен Аммар как премьер-министр Автономии Тунис Преемник Бахи Ладхам Монарх Мухаммад VIII аль-Амин Предшественник должность учреждена Преемник Садук Мохаддем Монарх Мухаммад VIII аль-Амин Предшественник должность учреждена Преемник Жаллули Фарес Вероисповедание ислам Рождение 3 августа (1903-08-03 )
Монастир , Тунис Смерть 6 апреля (2000-04-06 ) (96 лет)
там же , Тунис Место погребения в мавзолее в Монастире Супруга 1) Матильда Лоррэн
2) Вассила Бен Аммар
Дети сын: Хабиб , дочь : Хаджер (усыновлена) Партия Нео-Дестур Образование
  • Парижский университет
Профессия юрист Автограф

Награды Сайт bourguiba.com Хабиб Бургиба на Викискладе

В 1920-х работал юристом во Франции. С возвращением на родину стал принимать активное участие в антиколониальном движении: в 1934 стал одним из основателей «новой партии „Дестур“» , возглавившей движение за независимость от Франции. Несколько раз арестовывался и изгонялся за пределы страны колониальными властями и в конце концов перешёл к переговорам с ними. 20 марта 1956 Тунис был провозглашён независимым государством, 25 июля 1957 монархия была упразднена, Бургиба занял пост президента.

С приходом к власти своими основными задачами считал развитие экономики, проведение нейтральной внешней политики, что выделяло его среди других арабских лидеров, модернизацию образовательной системы страны и борьбу с половым неравенством. Установил культ личности, провозгласивший его «Верховным бойцом», и однопартийную систему. Конец правления Хабиба ознаменовался ростом исламизма и клиентелизма , а также ухудшением состояния его здоровья. 7 ноября 1987 президент Туниса по состоянию здоровья в соответствии с конституцией был смещён премьер-министром бен Али и помещён под домашний арест в резиденции в своём родном городе Монастире , где и скончался 6 апреля 2000 и был похоронен в ранее выстроенном для себя мавзолее.

Происхождение

Происходил из знатного османского рода, переселившегося из Стамбула в ливийский город Сирт . В 1793 прадед Хабиба Мухаммед Бургиба эль-Кебир перебрался в Тунис из-за конфликтов между Ливией и Османской империей и вместе с семьёй, личным врачом, рабами и товарами обосновался в Монастире в районе-месте проживания выходцев из Триполи . Переселенцы быстро обосновались на новом месте, Мухаммед приобрёл в городе известность как благотворитель. В 1803 родился дед Бургибы Мухаммед, со смертью Мухаммеда-старшего унаследовавший его состояние .

Годы спустя правящая династия Хусейнидов начала осуществлять дорогостоящие реформы, направленные на предотвращение колонизации и создание структур, подобных европейским, а также начала выплаты по государственному долгу, что вызвало повышение налогов, и в 1864 году вспыхнули народные восстания, которые были жестоко подавлены. Мухаммед и его брат были арестованы как влиятельные в Монастире фигуры, помещены в лагерь к западу от города и выпущены на условиях отказа от фамильной собственности. На тот момент 14-летний отец Хабиба Али был взят в заложники арестовавшим братьев генералом Ахмедом Зуруком, который увидел в мальчике потенциал и предложил Али записаться в армию. Той же ночью его отец скончался, и отец Бургибы принял предложение .

В 1880 Али вышел в отставку и женился, через год став отцом своего старшего сына Мухаммеда, затем ещё четырёх сыновей, один из которых умер во младенчестве, и двух дочерей. Через некоторое время отец Хабиба возглавил «триполийский» район и вошёл в состав городского руководства .

Ранняя жизнь и образование

Согласно официальным документом, родился 3 августа 1903 года, однако позже заявлял, что родился годом раньше, а неправильная дата - результат канцелярской ошибки, допущенной при поступлении в юридическую школу в 1924 ; по другой версии, ошибка была допущена его родителями намеренно с целью избежать призыва сына в армию . Был самым младшим из сыновей в семье, воспитывался в окружении женщин, что впоследствии сподвигло его на борьбу за равноправие полов. Несмотря на финансовые трудности, отец сумел дать детям образование : Хабиб поступил во франко-арабскую школу в Монастире, но вскоре Али, недовольный качеством обучения там, в 1907 отправил сына в столицу страны город Тунис , где тот в том же году поступил в колледж Садики , где большую часть времени занимало преподавание Корана . Проживал в старом городе вместе с братом Мухаммедом .

В 1917 году вместе с отцом присутствовал на похоронах видного националиста Башира Сфара, затем встречал вернувшегося в страну из изгнания будущего основателя партии «Дестур», боровшейся с колониальным владычеством, Абдель-Азиза Сальби . В том же году Хабиб провалил экзамен по арабскому языку, необходимый для поступления на административную должность, и был оставлен на второй год на 1919-1920 учебный год, однако из-за госпитализации, вызванной пищевым отравлением, будучи ослабленным плохими условиями жизни, был вынужден бросить учёбу и переселиться к брату Махмуду в Эль-Кеф , где вращался в кругу его друзей и проживал до января 1922 . Там же принял решение о продолжении обучения и захотел учиться на юриста в метрополии, встретив понимание лишь у Махмуда, и с его помощью поступил в лицей Карно, где столкнулся с дискриминацией коренного населения. Будучи принятым в класс слабоуспевающих, хорошо учился и много времени проводил в библиотеках . В 1924 поступил в Парижский университет , где изучал право и политологию и познакомился со своей первой женой Матильдой Лоррэн, от которой в 1927 родился сын Хабиб-младший .

Начало политической карьеры

В том же году окончил университет и вместе с семьёй вернулся на родину , где сразу же принял участие в антиколониальном движении, вступил в партию «Дестур» и вошёл в состав её исполнительного комитета и начал публиковаться в газетах. В 1931 был арестован властями метрополии по обвинению в разжигании межнациональной розни, после чего начал выпускать газету «L’Action Tunisienne», в которой призывал к более активному сопротивлению французам . В августе 1933 из-за разногласий с политикой партии покинул её и 11 марта 1934 основал «новую партию „Дестур“», став генеральным секретарём её политбюро .

В сентябре 1934 вместе со сторонниками был вновь арестован. Содержался в сахарской крепости Борж-Лебёф, откуда вместе с большей частью единомышленников был освобождён в апреле 1936 года . После жестокого подавления антиколониального восстания 9 апреля 1938 года 10 июня 1939 в очередной раз был подвергнут аресту вместе с соратниками по обвинению в заговоре против властей и подстрекательстве к гражданской войне. Осенью того же года был приговорён к тюремному заключению, в мае 1940 был переведён во Францию, где отбывал срок в нескольких тюрьмах , пока осенью 1942 не был освобождён немецкой администрацией и направлен в Шалон-сюр-Сон . Пытаясь ослабить сопротивление во французских колониях в Северной Африке, министерство иностранных дел Италии в январе 1943 устроило Хабибу официальный приём в Риме, затем убедило его распространить обращение тунисскому народу о прекращении борьбы, однако 7 апреля 1943 по возвращению на родину Бургиба повторил тезисы послания, направленного из тюрьмы в августе прошлого года: Германия обречена проиграть, а независимость Туниса, добывание которой Хабиб назвал вопросом жизни и смерти, может быть достигнута только после победы союзников .

Борьба за независимость

После окончания Второй мировой войны предпринял несколько бесплодных попыток начать переговоры с колониальными властями, после чего пришёл к выводу, что борьба тунисцев за независимость нуждается в международном освещении. В марте 1945 тайно покинул страну, на рыбацкой лодке прибыв в Ливию, затем добравшись до Каира, откуда совершал поездки в Сирию и Ливан, посещал штаб-квартиры Лиги арабских государств и ООН в декабре 1946 с целью привлечения внимания к деколонизации Туниса и помощи в этом . 8 сентября 1949 вернулся на родину. В апреле следующего года представил программу из семи пунктов по упразднению колониальной администрации и восстановлению независимости Туниса, в 1951 снова отправившись в поездки по миру с целью продвижения собственного плана. Из-за отказа французского правительства в сотрудничестве призвал к восстанию против колониальных властей и 18 января 1952 был арестован, затем переведён отбывать наказание в метрополию.

В 1954 пост премьер-министра Франции занял Пьер Мендес-Франс , начавший процесс деколонизации Туниса . 1 июня 1955 Хабиб был выпущен на свободу . После провозглашения страны автономией тяжело шедшие переговоры продолжились, и 20 марта 1956 Тунис был провозглашён независимым, Бургиба занял посты премьер-министра, министра иностранных дел и председателя Национальной ассамблеи.

Президентство

25 июля 1957 монархия была упразднена, Хабиб стал президентом республики . Установил в Тунисе авторитарное правление, наделив себя широкими полномочиями, ограничил свободы населения, организовал цензуру и преследование политических оппонентов, а также культ собственной личности, прославлявший его как «верховного борца» нации. Был принят новый гимн , содержавший его упоминание как лидера страны. Осуществил социальные, направленные на модернизацию здравоохранения и образования, ликвидацию неграмотности, расширение прав женщин - дал им право на развод, запретил многожёнство и установил минимальный брачный возраст в 17 лет, публично осуждал ношение паранджи, называя её «ненавистной тряпкой» ; и экономические преобразования, ставившие свое целью развитие инфраструктуры страны и борьбу с практикой вакуфа . После неудавшегося эксперимента, в рамках которого внедрялась концепция социалистической экономики, в 1970-х провёл либеральные реформы, что привело к росту и укреплению частного сектора . В марте 1975 Национальной ассамблеей были внесены поправки в конституцию, провозглашавшие Бургибу пожизненным президентом . В 1980-х столкнулся с нарастающей бедностью населения и угрозой со стороны Партии возрождения . Падение цен на нефть в конце 1983 ухудшило и так неблагоприятную экономическую обстановку, и правительство было вынуждено обратиться за займом в Международный валютный фонд , предоставленным на условиях сокращения бюджетных расходов и проведения реформ . 29 декабря 1983 было объявлено об отмене льгот на производство хлеба и муки, что вызвало их рост в цене и привело к

Тунис. Хабиб Бургиба, Освободитель и Строитель

Сегодня, 3 августа 2013 года, герою Тунисской Республике Хабибу Бургибе, первому президенту свободного Туниса, исполнилось бы 110 лет.
Мы, журналисты Туниса и России, поехали сегодня в Монастир, его родной город, и участвовали в церемониях, которая организовала тунисская общественность в связи с этой датой.
Прозвучала погребальная молитва, которую прочитал имам Монастира.
Светлая память о верном сыне тунисского народа, Освободителе страны, Строителе нового Туниса навсегда сохранится в сердцах тунисских патриотов.

Мы публикуем отрывок из новой книги Николая Сологубовского «Thawra. Тринадцать дней, которые потрясли Тунис». …

Вступление третье

1956 год. Тунис становится независимым

«Свобода мысли! Надо разбить ее оковы как в сфере религии, так и в политике… Реформаторы были против деспотического гнета, они боролись за раскрепощение человеческого разума посредством иджтихада, дабы отверзлись его замкнувшиеся врата»
Хабиб Бургиба, первый президент Туниса, на открытии Национального собрания Тунисской республики, 20 ноября 1959 г.

20 марта 1956 года Тунис добился независимости, и началась «эра Бургибы».
Роль личности в Истории огромна. Например, судьба великого карфагенского полководца Ганнибала, который закончил свою жизнь великим архитектором. Вот что о нем сказал историк Полибий: «В том, что выпало на долю и римлян, и карфагенян, была вина и воля одного человека – Ганнибала».
Насчет вины – это спорно, но насчет воли – верно сказано! Так и судьба Туниса – еще одно доказательство. Воля Бургибы – это была огромная сила, которая вырвала страну из колониального прошлого и направила ее в будущее. Из лидера национально-освободительного движения, «Combattant supreme» («Верховный борец»), как уважительно называли Бургибу в народе, превратился в вождя свободной нации. Под его руководством страна прожила три десятилетия.
Итак, день 20 марта 1956 года стал датой провозглашения независимости Туниса. А через пять дней состоялись первые выборы в парламент молодого государства. Будучи партией, которая возглавила борьбу за освобождение, Новый Дустур получил большее число голосов и занял в нем ведущее место, а ее председатель – Хабиб Бургиба стал главой первого правительства. Но верховная власть еще формально принадлежала бею – престарелому Мохаммеду Ламину бен Хуссейну.
Монархия была низложена через год, когда 25 июля 1957 года Национальная ассамблея (парламент) единогласно проголосовала за установление в стране республиканской формы правления. Сразу же из зала заседаний в сторону бейского дворца в Карфагене направилась делегация законодателей. Ее возглавлял Бургиба, который вежливо и торжественно сообщил монарху, что отныне он такой же обычный гражданин Тунисской Республики, как и все остальные. Бей воспринял это спокойно, как должное. Мохаммеда посадили в машину и отвезли в одну из его резиденций в пригороде столицы.
Эту историческую деталь вспомнили тридцать лет спустя, в ноябре 1987 года, когда самому Бургибе пришлось услышать, что теперь он «обычный гражданин Тунисской Республики. Как и все остальные...» Уж очень схожи показались журналистам два момента перехода власти в Тунисе. Некоторые даже объявили тогда: рождена «тунисская традиция» демократической передачи верховного поста в государстве.

Битва за Бизерту

«Передо мной боец, политик и государственный вождь,
размаху и честолюбию которого тесно в рамках его страны».
Президент Франции де Голль о Бургибе, февраль 1961 г.

Тому, кто посещает в Тунисе Бизерту, трудно себе представить, что здесь, в этом провинциальном городе, произошло потрясение, оставшееся навсегда в памяти тунисцев и вошедшие в историю борьбы за свободу под названием «Битва за Бизерту».
Предоставив в 1956 году независимость Тунису, Франция, тем не менее, уходить из Бизерты, своей военно-морской базы, и не собиралась. Более того, на территории страны продолжали находиться французские войска. Париж лишь согласился вести переговоры об их окончательном уходе. Эвакуация была для него нежелательна, поскольку французы занимали в Тунисе стратегические важные позиции: в соседнем Алжире Франция вела войну против народа, поднявшегося с оружием в руках за свою свободу и права. А осенью 1956 года Париж участвовал в тройственной англо-франко-израильской агрессии, направленной против независимого Египта, руководимого тогда гордым президентом Гамаль Абдель Насером. Агрессия, как известно, была остановлена только благодаря ультиматуму Советского Союза!
Терять свои позиции на тунисской территории французские генералы не желали. И все же под давлением правительства Бургибы бывшая метрополия была вынуждена пойти на серьезные уступки – 17 июня 1958 года было заключено соглашение о выводе войск Франции из Туниса. Лишь Бизерта оставалась в качестве военной базы, которую французы упорно отказывались эвакуировать. Более того, в Бизерте велось строительство новых секретных подводных и подземных объектов, в том числе и для размещения ядерного оружия.
13 февраля 1960 года Сахара вступила в атомную эру. На полигоне Регган Франция взорвала ядерное устройство. Через два дня, 15 февраля, на закрытом собрании правительства Бургиба заявил: «Да, я ввяжусь в эту битву, рискуя моей политикой…». Начинается «бизертский кризис», принявший международный оборот. Шла «холодная война», и мир бросало из одного кризиса в другой: «ближневосточный», «кубинский», «берлинский», «бизертский»…
Февраль 1961 год. Президент Туниса Хабиб Бургиба прибыл в Париж, чтобы найти выход из «бизертского тупика». Во дворце Рамбуйе Бургибе были отведены те же апартаменты, в которых останавливались Эйзенхауэр и Хрущев. В беседе тет-а-тет 29 февраля президент Франции, генерал де Голль сообщил Бургибе: «Мы разворачиваем, как вы знаете, атомное оружие. Условия нашей безопасности резко изменятся» . Он хотел дать понять, что вопрос Бизерты – это вопрос времени. Развернув ядерные ракеты, Франция не будет нуждаться в военной базе в Бизерте. Но Бургиба настаивал, он не мог ждать. Почему? Историки спорят…
И тогда генерал де Голль во время встречи с Хабибом Бургибой в дворце Рамбуйе (Париж) привел слова Сталина, сказанные ему в 1945 году: «Вы знаете, войны всегда заканчиваются. Побежденные, победители – это ни о чем не говорит. Победителем всегда выходит смерть!»
1961 год. В июле Бургиба направляет в разные страны делегации, чтобы изложить тунисскую позицию по проблеме Бизерты. Госсекретарь обороны Ладхам беседует с президентом Кеннеди и понимает, что для США Бизерта ничего не значит и что главная проблема для Америки – блокада Берлина.
Министр иностранных дел Туниса Мокаддем направляется в Москву, где он встречается с Громыко, который, как пишет член тунисской делегации Бельходжа, «подтверждает свою легендарную невозмутимость». Громыко говорит об «антиколониальной традиции» Советского Союза, о поддержке Москвы позиции Туниса, но добавляет, что «Советский Союз не хочет быть другом только в зависимости от конъюктуры» .
6 августа Хрущев «радушно», как отметили тунисцы, принимает посланцев Бургибы и заверяет о поддержке Советским Союзом Туниса в его «борьбе с империалистами». Затем, по словам Бельходжи, «он рассказал нам о новых зерновых культурах и их качествах, показав пшеничные колосья, лежащие на его рабочем столе» .
В самом Тунисе обстановка накалилась до предела. Бургиба обратился к согражданам с призывом подняться на битву за Бизерту. Собравшиеся со всей страны добровольцы и направленные в Бизерту тунисские войска начали боевые действия, но не смогли одержать военной победы. Французское командование перебросило парашютистов из Алжира, дополнительные части и авианосец из Франции, и 22 июля 1961 года, понеся большие потери, тунисцы вынуждены были отступить. По официальным тунисским данным, погибло 630 тунисцев и 1555 было ранено.
И только после решительных требований правительства Бургибы, под давлением ООН и Советского Союза, – отметим, что немаловажную роль сыграло заявление Москвы, что она готова оказать Тунису «любую помощь»! – в декабре 1961 года начались франко-тунисские переговоры.
Позиция Советского Союза оставалась неизменной и бескомпромиссной: Бизерта – это неотъемлемая часть Туниса, и французы должны передать военную базу в руки ее законных хозяев.
Такую же твердую позицию – иногда международная ситуация заставляла идти на поставки советского военного оружия и посылать советских военных специалистов-добровольцев (Алжир, Египет, Вьетнам и другие страны) – занимала Москва по отношению и к другим зависимым и колониальным странам, поддерживая национально-освободительные движения. Советская политика привела к краху колониальных систем Франции, Англии и других стран. Вот почему на Западе и до сих пор думают о том, как «наказать Москву» и «покончить с Россией». Вот почему с такой симпатией тунисцы относятся к Советскому Союзу, они помнят о великой державе и ее добрых делах и с сожалением говорят о его распаде…
Результатом французско-тунисских переговоров стало подписание «пакета соглашений», по которым в обмен на эвакуацию базы Франция получала некоторые экономические привилегии на территории Туниса. Конфликт был урегулирован.
10 апреля 1963 года президент де Голль сказал Алену Пейреффиту по поводу событий в Бизерте: «Конечно, мы ответили на нападение. Просто эта история показала низость французских политиков, которые сочли своим долгом поддакивать Бургибе. Мы начали разворачивать ядерные ракеты. Мы будем способны разнести Бизерту и Москву одновременно».
15 октября 1963 года Франция была вынуждена начать эвакуацию своих войск из Бизерты.

Тунис – «часть свободного мира» или «советская морская база»?

1968 год. Мир расколот на два лагеря. Большинство стран Третьего мира вели тогда антиимпериалистическую борьбу, и в этой борьбе их поддерживал Советский Союз, руководители которого преследовали, конечно, свои интересы. По другую сторону «баррикад» были западные державы, которые пытались сохранить свои колонии, и Соединенные Штаты, которые преследовали свои интересы и стремились занять доминирующие позиции в мире, ослабив своих западных союзников и перетянув освободившиеся от колониального гнета страны на свою сторону.
Бургиба тогда неоднократно подчеркивал, что Тунис является частью «свободного мира». В 1968 году он заявил: «Мы полагаем, что мощь Соединенных Штатов Америки является элементом безопасности, который защищает мир от определенной формы тоталитаризма».
Историки приводят еще одну его фразу, сказанную в то время: «Сегодня некоторые думают, что Россия может многое дать молодым странам Третьего мира. Я вам говорю, что эта доктрина (коммунистическая, прим.авт.) ошибочна и противоречит демократическим правилам современного мира». Ряд арабских лидеров (Насер, Каддафи и другие) резко критиковали Бургибу, обвиняя его в «проамериканских настроениях». Но мне хотелось бы напомнить один исторический факт. В семидесятые – восьмидесятые годы, когда «холодная война» была в разгаре, Бизерта стала, как заявляли американцы, «советской военно-морской базой», что вызывало огромное недовольство США. Корабли Черноморской и Балтийской эскадр, совершая боевые дежурства в Атлантике и в Средиземноморье и играя в «кошки-мышки» с кораблями НАТО, спокойно заходили в Бизерту. Здесь, в огромных сухих доках, советские корабли ремонтировались, экипажи отдыхали на гостеприимной тунисской земле, набирались сил и снова выходили выполнять боевые задания по противостоянию имепериализму и сохранению мира во всем мире.
Несмотря на постоянное давление со стороны стран НАТО, Бургиба был непреклонен: советские корабли будут всегда иметь доступ во все тунисские порты. Я помню, как однажды утром весь Тунис был радостно взбудоражен: на рейде порта Гулетт, напротив президентского дворца в Карфагене стояла советская атомная подводная лодка китообразной формы. Она была таких огромных размеров, что все остальные большие корабли казались маленькими рыбешками. В этот день в Тунисе был праздник.
Бургиба не был ни «проамериканским», ни «просоветским», ни проарабским». Он всегда и во всех ситуациях был президентом независимой Тунисской республики!

Тунис берет курс на социализм

Именно в Бизерте, ставшей символом нового Туниса, партия Новый ДУСТУР провела 19-22 октября 1964 г. свой следующий съезд. Она изменила свое название, в котором вместо слова «либеральная» появилось слово «социалистическая». Согласно новому уставу, Высшим исполнительным органом СДП стал Центральный Комитет, из числа членов которого назначалось политбюро. Национальный Совет в структуре партии не упразднялся, но ему отводилась роль партконференции, созываемой между съездами.
Бизертский съезд был объявлен историческим и получил эпитет «Съезда Судьбы» Делегаты одобрили резолюцию, определявшую основные цели «дустуровского социализма». В ней говорилось, что эта национальная доктрина не означает распространения государственного контроля на все секторы производства, что она признает за частной собственностью ее «социальную функцию», что социализм «это – коллективизм, призванный изжить эгоистическое начало, источник анархии», и «конечной целью коллективных усилий является человек». Вместе с тем, решениями съезда было закреплено жесткое подчинение партийных органов и правительственных, вплоть до окружной администрации, главе государства и председателю СДП в одном лице. Подчинение снизу доверху после VII съезда партия стала парадоксально напоминать КПСС! Внешнее сходство СДП середины шестидесятых с «руководящей и направляющей силой советского общества» того же времени бросалось в глаза. Между тем никаких связей СДП с КПСС не поддерживала (в отличие от правящих партий стран «социалистической ориентации»). Этот парадокс некоторые историки объясняют так: данная политическая система является формой власти «партийной номенклатуры».
Почему же тунисцы выбрали путь социализма? Бургиба и его сподвижники не разделяли классических положений марксизма, однако предприняли попытку создать модель «социализма с тунисским лицом» в соответствии с национальными особенностями. Поэтому в основу концепцию СДП легли такие понятия, как «свобода», «человеческое достоинство», «либеральная демократия», «национализация», «кооперация» и «профсоюзные права».
Реализация искреннего желания поднять страну и вывести народ из отсталости и нищеты, накормить людей и дать им работу виделась Бургибе только на пути преобразований социалистического характера. Покончив с колониализмом, Тунис, как и многие освободившиеся государства, – феномен той эпохи! – не желал связывать свою судьбу с рыночным капитализмом, который породил колониализм и принес столько зла. Кроме того, Бургиба и его сподвижники были тесно связаны с западной интеллигенцией, которая тогда в большинстве придерживалась левых взглядов. И более того: ряд европейских стран предоставлял собой успешный опыт претворения в жизнь именно социалистических идей (например, Швеция).

Освобождение женщины

«Мы начали реформы с того, что преодолели догматические представления, приписывавшие мусульманской религии приниженное положение женщины, заявив во всеуслышание, что подобные утверждения ложны, а женская отсталость восходит к архаическим обычаям адата». Хабиб Бургиба

Среди реформ, прославивших Бургибу и доставивших ему международную известность, на первом месте стоят и по времени осуществления, и по значению радикальные меры, направленные на коренное изменение положения женщины в обществе. Речь идет о своде семейного права и ряде других установлений, регламентирующих гражданский статус и объединенных в закон «О личном статусе» от 13 августа 1956 г. Этот кодекс был введен – взамен старых шариатских норм – спустя пять месяцев после объявления независимости страны. По мнению тунисского историка Мухаммеда-Хеди Шерифа, этот революционный закон, круто изменивший традиционный уклад и положивший с запретом полигамии начало женской эмансипации, оказался глубокой социально-правовой реформой с «необратимыми последствиями» и, по мнению того же историка, «главным делом жизни» самого Бургибы.
«Вспомним о прежних условиях жизни тунисской женщины. Она всю жизнь проводила взаперти, так как все боялись за ее добродетель. Она была заперта с детства, спрятана от мужских взглядов и не подвергалась никакому риску. Ее безопасность была полностью гарантирована, но уровень развития женщины был очень низким. Она была лишена какого-либо чувства ответственности, сознания социальной значимости, она не занималась никакой интеллектуальной деятельностью. В социальном плане наше общество было наполовину парализовано, долгие годы перед нашими глазами было это печальное зрелище» .
Так говорил президент Бургиба перед обнародованием Кодекса о личном статусе граждан в августе 1956 г. Этот документ провозгласил создание семьи нового типа, основанной на равноправии, солидарности и взаимной ответственности супругов.

«Джихад» за экономику

Отчасти тунисский выбор в пользу социализма объясняется и тем, что при засилии в экономике Туниса иностранцев: французов, итальянцев, немцев, – своих, национальных предпринимателей в Тунисе практически не было. Средств, капиталов для развития страны тоже почти не было, а то малое, что имелось, надо было сосредоточить в одних руках, руках государства. Поэтому и пришлось руководству страны разработать программу государственного руководства экономикой и приступить к ее выполнению в 60-е годы.
Заметим попутно, что Тунис развивался по плану: с 1961 года использовалось перспективное планирование экономики. Были последовательно «сверстаны» и трехлетние, и четырехлетние, и пятилетние планы.
Многое было сделано в тот период: в деревне – уничтожено колониальное землевладение, крестьяне получили землю в частную собственность, а само сельское хозяйство модернизировано. Было начато строительство плотин, каналов и водопроводов. Тунисцы начали выполнять свой «план ГОЭЛРО» – электрификацию всей страны. В промышленности заработали новые государственные предприятия, давшие работу десяткам тысяч людей. В здравоохранении было значительно улучшено медицинское обслуживание, покончено с эпидемиями.
Итоги 1981 года оказались позитивными: был успешно завершен пятилетний план (1977-1981 гг.), среднегодовой прирост ВВП составил 6,6%, было создано 213 тыс. рабочих мест. ВВП возрос до 4,1 млрд. тунисских динаров (в 1980 г. – 3,5), капиталовложения в экономику – до 1,225 (в 1980 г. – 0,99), доля частного капитала в экономике – до 43% (в 1980 г. – 32%) .

«Учиться, учиться и учиться!»

В 1956 году 84% населения было неграмотно. Правительство Бургибы приступило, в первую очередь, к ликвидации неграмотности и созданию системы народного образования. По всей стране прозвучала фраза президента: «Я всех посажу за парту!» Были резко увеличены ассигнования на нужды просвещения: до 15 процентов государственного бюджета. Руководство народным образованием было поставлено под контроль государства, была отменена плата за обучение в государственных начальных и средних школах.
В середине 70-х гг. были проведены реформы образования с целью арабизации обучения в начальной школе, а в средней школе было введено преподавание на арабском языке гуманитарных дисциплин. Однако при проведении этих реформ тунисцы использовали лучшее из французской системы образования, и французский язык занимает обязательное место в учебном процессе.
При содействии Советского Союза был построен Тунисский университет, и первыми преподавателями в нем были советские и болгарские специалисты. Многие тысячи тунисцев учились профессиям и в самом Советским Союзе и других социалистических государствах. Так из страны, забитой и неграмотной во времена французского протектората, Тунис стал самой образованной страной в Африке. Тунисцы, получившие высшее образование в Москве и Киеве, Одессе и Ленинграде, Баку и Тбилиси, с любовью вспоминают свои годы учебы в Альма Матер, в Советском Союзе.

Необходимость перемен

Но благие намерения не всегда приносят желаемые результаты. Реформы в той форме, как были задуманы, не состоялись. В промышленности с середины 60-х началось свертывание программ индустриализации – денег не хватало. И эти процессы происходили на фоне роста тунисского частного капитала, который был больше заинтересован в либеральных, а не в социалистических реформах.
Уже в конце 60-х годов появились крупные тунисские землевладельцы, коммерсанты и фабриканты, тесно связанные с иностранным капиталом и выступавшие главным образом в роли «субподрядчиков» – исполнителей заказов крупных зарубежных фирм. У них дела шли в гору, принося хорошую прибыль. А у государства не хватало ни сил, ни средств, чтобы обеспечить и рост экономики, и сносный уровень жизни для трудящихся.
Резко усилилось имущественное расслоение: в 1972 году 13 процентов тунисцев (назовем их «новыми тунисцами») получили 54 процента национального дохода, а 55 процентов населения жили в бедности. Состояние внутренней стабильности, которым столь гордился Бургиба, закончилось.
В начале 70-х годов начали увеличиваться безработица. Обострение социальных конфликтов вело к росту недовольства народных масс.
Январь 1978 года стал датой первого социального взрыва. 26 января 1978 года крупнейший профцентр Всеобщее тунисское объединение труда (ВТОТ) объявил всеобщую забастовку, которая переросла в массовые выступления трудящихся. Власти применили силу.
Тогда же стало ясно, что система власти требует пересмотра – ни предприниматели, ни трудящиеся не желали мириться с авторитаризмом президента. В стране отсутствовала свобода политических дебатов, существовала жесткая цензура печати, инакомыслие подавлялось. Необходимость перемен понял и сам Бургиба.
В середине весны 1980 года был сменен премьер-министр – этот пост занял Мохаммед Мзали, сторонник либерализации. В апреле 1981 года на чрезвычайном съезде СДП было решено «обеспечить примирение социализма с демократией» и допустить политический плюрализм. Из заключения вышли руководители ВТОТ, арестованные в январе 1978 г., другие политзаключенные. Было разрешено оппозиционерам баллотироваться в парламент. 19 июля 1981 г., после двадцати лет запрета, получила право на легальную деятельность Тунисская коммунистическая партия (ТКП). С другой стороны, активизировалась экстремистская мусульманская оппозиция, в частности, «Движение исламской тенденции». В сентябре этого года по этому «Движению» был нанесен удар: были арестованы и осуждены на различные сроки тюремного заключения руководители и активисты, всего более 40 человек.
(продолжение следует)

Город Монастир был родиной великого и могущественного Хабиба Бургибы – первого президента независимого Туниса. Бургиба родился здесь 3 августа 1903 г. Еще с юных лет он начал движение за агитацию против французских колониальных властей, за что неоднократно был арестован. После окончания войны ездил по Европейским странам, собирая деньги в поддержку антиколониального движения в Тунисе. 25 июля 1957 года его цель была достигнута – Тунис был провозглашен республикой, а Хабиб Бургиба стал ее президентом. Он провел в Тунисе ряд крупных социальных, экономических и политических реформ, за что его до сих пор почитает не только Монастир, но и весь Тунис.
Еще при своей жизни, в 1963 году, Хабиб Бургиба построил мавзолей, который предназначался как усыпальница для него самого и для членов его семьи.

Общее описание

В западной части старинного мусульманского кладбища расположен мавзолей Хабиба Бургибы. К нему ведет широкая аллея. Из всех музеев, расположенных в этом небольшом городке, пожалуй, самый необычный памятник, который нельзя не заметить – это мавзолей Хабиба Бургибы в Монастире. Его внешний вид имеет некоторое сходство с тем, как выглядят мечети: два тонких восьмиугольных минарета из великолепного итальянского известняка по обеим сторонам от огромного золотого ребристого купола в центре и двумя маленькими зелеными куполами по бокам. Позади золотого купола расположен еще один зеленый, меньшего размера. Внутри мавзолея Монастира захоронены сам Бургиба (саркофаг расположен в основном здании, под золотым куполом), его родители, первая жена и близкие родственники (в соседнем здании, рядом с зеленым куполом).
К Мавзолею Хабиба Бургибы ведут длинные мощеные дорожки. В конце находятся два восьмиугольных павильона с арабскими надписями на внутренних частях.
Вокруг главного здания есть красивые коридоры достаточно большого размера, чтобы укрыться от палящего солнца Монастира. Вдоль коридоров, по бокам, стоят искусно украшенные колонны с надписями на арабском языке, которые также нанесены на внутренних их частях.
В конце длинной асфальтированной дороги находятся красивые ворота с художественной ковкой. Они находятся перед зданием с главным входом в Мавзолей Хабиба Бургибы. Снаружи строение украшено мрамором, каменной резьбой и керамическими изваяниями.
Мавзолей Хабиба Бургибы имеет очень впечатляющий внешний вид не только снаружи, но и изнутри. Само здание сооружено в современном стиле – после 1963 года в мавзолее Манастира дважды проводили достройку и расширение (в 1978 и 1980 годах), вплоть до смерти самого Бургибы в 2000 году.
Основной саркофаг сделан из мрамора. Установлен он в отдельной комнате на постаменте. Это именно то место, где покоится тело великого политика в Монастире.
Изнутри можно подняться по лестнице, ведущей к вершине мавзолея. Оттуда открывается великолепный вид на окрестности гробницы. Отсюда же можно вблизи рассмотреть золотой купол.
В мавзолее Хабиба Бургибы в Монастире хранятся некоторые личные вещи президента. В том числе, его письменный стол и стул, одежда, очки и другие предметы. Все это расположено в музейной экспозиции, открытой для посетителей мавзолея Монастира.
Здесь же можно увидеть несколько его портретов, сделанных в разные периоды. Особый внешний вид зданий мавзолея Хабиба Бургибы не раз использовали в качестве декораций для фильмов. Особенно для тех, действие которых происходит в античные времена. Двери мавзолея открыты для посетителей каждый день, входная плата отсутствует.

Важность роли личности в политике на Ближнем Востоке всегда подчеркивается экспертами, имеющими дело с этим регионом. Ведущие российские исследователи подготовили краткие биографии ближневосточных лидеров, от «мудрого человека Залива» султана Омана Кабуса бин Саида до действующего президента Сирии Башара Асада.

Монархи, премьер-министры и президенты предстают перед нами и как обычные люди со своими установками и видением мира, и как волевые и решительные политические деятели, принимающие непростые решения в условиях постоянных кризисов и хитросплетений ближневосточной политики.

Хабиб Бургиба

Мария Видясова

Д.и.н., профессор, ведущий научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории «Экология культуры Востока» ИСАА МГУ имени М.В. Ломоносова

Тунис стал колыбелью «арабской весны», начавшейся в конце 2010 г. и распространившейся в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Но в Тунисе события разворачивались наиболее бескровно по сравнению с другими странами арабского мира, где до сих пор не прекращается насилие, особенно в районах действий ИГ. Это привлекает внимание экспертов и историков к реалиям небольшого североафриканского государства с 11-ти миллионным населением и богатой историей.

Современный период развития Туниса, особенно 60 лет его независимого существования, нельзя представить без Хабиба Бургибы - первого президента страны, руководившего ею в течение 30 лет, «архитектора» ее политической системы.

По официальной версии, Хабиб Бургиба родился 3 августа 1903 г. (1903-2000), однако существуют предположения, что это случилось на один или два года раньше. У него были четверо старших братьев и две сестры.Отец семьи Али Бургиба отдал 19 лет своей жизни военной службе. Он вышел в отставку в 1881 г., когда над Тунисом был установлен

французский протекторат, и армия Туниса была распущена. После этого Али Бургиба поселился в своем родном городе Монастир. Мать Хабиба Бургибы происходила из племени берберов хефаша , населявших долину реки Сус в Марокко, часть которых мигрировала и обосновалась в Монастире с XVII в. Она умерла, когда Хабибу исполнилось 13 лет. Тогда он жил в столице страны и едва успел перейти из начальной школы при коллеже Садыкийа в сам этот коллеж, поселившись в его интернате.

В 1924 г. Х. Бургиба стал студентом Сорбонны, где получил диплом юриста. Он также посещал лекции знаменитых филологов-арабистов и Свободную школу политических наук.

Незадолго до возвращения на родину он познакомился с 35-летней француженкой Матильдой Лефра. В 1927 г. она родила ему сына Жана. Супруги вернулись в том же году в Тунис, где Х. Бургиба занялся адвокатской практикой.

С этого времени молодой адвокат окунулся в политику и получил известность как автор статей, направленных против французского колониального правления. С 1881 г. Тунис находился под протекторатом Парижа. Как и в большинстве зависимых стран арабского мира антиколониальные настроения в Тунисе смешались с идеями национализма, окрашенными в исламские тона. Их носителем выступила часть традиционной элиты, воздерживавшаяся от тесного сотрудничества с колониальными властями, улемы-реформаторы, а также получившие образование во французских лицеях представители средних слоев. Их не устраивали второстепенные роли, которые им отводили французские власти, и они претендовали на более заметные позиции в системе адми­нистративного управления и экономике. Требования активистов сводились не только к равенству экономических прав арабов и французов, но и к социально-политическим установкам: восстановлению Конституции 1861 г., принятой еще до введения французского мандата в Тунисе, и форми­рованию национального правительства. Эти положения вошли в программу созданной в феврале 1920 г. Либерально-конституционной партии Туниса, сокращенное название которой – Дустур (от араб. «конституция»). В начале 1930-х гг. XX в. Х. Бургиба стал участвовать в деятельности этой партии.

Дустур имела свои ячейки не только в столице, но и в провинции. Несмотря на то, что ее верхушку составляли аристократы , в том числе религиозные авторитеты, ее базой служили мигранты из бедной южной области страны.

Со временем заметную роль в дустуровском движении стала играть когорта европеизированной молодежи Туниса, наиболее видными представителями которой были адвокат Хабиб Бургиба и врач Махмуд Матри. Эта группа, основавшая в ноябре 1932 г. газету «Аксьон тюнизьен» (L"Action Tunisienne ), апел­лировала к простонародью тунисской провинции, торгово-ремесленным и разночинным социальным группам. Поначалу она пыталась сотрудничать с Исполкомом пар­тии Дустур, и в мае 1933 г. на очередном партийном съезде ей удалось выработать совместную программу, включив в нее ряд социально-экономических требований. Однако разногла­сия по программным вопросам и методам борьбы были на­столько велики, что сохранить единство партии стало невозможно. К тому же генеральный секретарь Дустура и другие представители старого руководства не счита­лись с решениями съезда по организационным вопросам, фактически игнорировали деятелей группировки «Аксьон», введенных на съезде в состав Исполкома.

В сентябре 1933 г. молодые лидеры решительно пошли на разрыв с официальным руководством Дустура, обвинив его в «инертности» и соглашательстве с властями протект­рата, что выражалось в категорическом отказе выдвинуть ло­зунг о немедленном предоставлении Тунису независимости и о полном прекращении отношений с Францией. Выйдя из Исполкома Дустура, группа «отколовшихся» во главе с X. Бургибой созвала в марте 1934 г. чрез­вычайный съезд партии Нового Дустура. На нем было избрано новое Политбюро, взявшее курс на создание подлинно национальной партии - Союза интеллигенции и народа, целью которой было революционизировать общественное сознание и подготовить почву для развития освободи­тельной борьбы.

Раскол Дустура и создание партии Новый Дустур во главе с X. Бургибой проходили на фоне эскалации угроз и репрессий со стороны властей протектората. В сентябре 1934 г. французы подвергли X. Бургибу и других лидеров Нового Дустура высылке в Сахару.

В ответ на это в стране развернулась кампания гражданского неповинове­ния. Тунис охватила волна крестьянских волнений, а также стачек и забастовок в городах.

После прихода к власти во Франции в мае 1936 г. пра­вительства Народного фронта во главе с Леоном Блюмом в жизни Туниса произошли заметные изменения: были осво­бождены политические заключенные, восстановлены обще­ственные свободы. Х. Бургибе и другим лидерам Нового Дустура, арестованным и высланным в сахарские лагеря, разрешили вернуться домой.

Новый Дустур приступил к легальной политической деятельности. Программа-минимум, которая была одобрена членами партии, ориентировалась на борьбу за внутреннюю автономию Туниса, или, как говорил Х. Бургиба, «за освобождение в орбите Франции».

В 1937 г. состоялся II съезд Нового Дустура. Мнения делегатов относительно дальнейшего курса партии разделились. Возражая максималистам, Х. Бургиба сказал: «Можно вообразить независимость Туниса, добытую ценой резкого разрыва с Францией в итоге победоносного восстания… Что касается надежды на получение нами независимости в результате европейской войны, в которой Франция потерпит поражение, то это, я полагаю, смехотворно. Даже если представить себе такое, не надо быть пророком, чтобы предсказать, что Тунис… попадает в хищные когти другой державы» .

В двоякой по смыслу итоговой резолюции съезда констатировалось, что благотворный процесс развития отношений с Францией приостановлен. Тем не менее необходимо поддерживать с ней регулярные контакты, создавать вокруг Нового Дустура и тунисского народа атмосферу доверия и симпатии. В первых месяцах 1938 г., отмеченных резким обострением международной обстановки (чему способствовали усиление мощи немецкой армии, аншлюс Австрии, замешательство в британских правящих кругах), наблюдался рост влияния

экстремистских элементов Нового Дустура, у которых Х. Бургиба шел на поводу, а фактически их возглавил. В своих публичных речах партийные лидеры призывали тунисцев не платить налоги и уклоняться от военной службы. Национальный Совет Нового Дустура в 1938 г. принял жесткую резолюцию, которая призывала активистов партии «продолжить борьбу против пагубной и деструктивной политики колониализма, готовя массы к сопротивлению».

Вторая мировая война нанесла Тунису глубокие раны. С лета 1940 г. Тунис находился под властью правитель­ства Виши. В середине ноября 1942 г. Тунис оккупировали итало-германские вой­ска, а большая часть французской армии перешла на сторону союзников, высадив­шихся ранее в Марокко, и двинулась на соединение с английскими войсками к алжирской границе. Оставшаяся в Тунисе часть французской армии и власти протектората были деморализованы.

Во время германо-итальянской оккупации лидеры Нового Дустура и левых партий, находившиеся в заключении во Франции, довольно четко определились в своих симпатиях. Они поддерживали «Сражающуюся Францию» генерала Ш. де Голля, пристально следили за успехами Красной Армии под Сталинградом и не без надежды ожида­ли, что победа антигитлеровской коалиции в войне откроет Тунису новые возможности в политическом торге с постпетэновской Францией.

Между тем державы «оси», постоянно ощущавшие узость их социально-политической базы в Тунисе, стремились пойти на сближение с новой, не связанной с Францией местной политической элитой и, прежде всего, с наиболее влиятельной «радикальной группировкой» X. Бургибы. Чтобы вступить с ней в контакт, они освободили из заключения Х. Бургибу и других лидеров и доставили их в Рим для консультаций. На переговорах с приближенными Муссолини Х. Бургиба выдвинул заведомо неприемлемые для итало-германского блока условия: признание независимости Туниса и ведение пере­говоров с тунисским правительством, которое будет сформи­ровано после провозглашения независимости. Убедившись в

бесплодности переговоров, итальянцы их прекратили и поместили Х. Бургибу под домашний арест. Вернувшись на родину в 1949 г., Х. Бургиба приступил к реализации своей идеи, которая в общих чертах повторяла довоенную программу-минимум Нового Дустура. Он заручился поддержкой Всеобщего союза тунисских трудящихся (ВСТТ), а в апреле следующего года обнародовал в Париже программу «Почетного компромисса с Францией». Она включала семь пунктов, в том числе «возрождение института тунисской исполнительной власти», создание [вместо Большого совета] на основе всеобщего избирательного права Национального собрания и разработка им демократической конституции, которая «должна точно определить форму будущих франко-тунисских отношений при уважении законных интересов Франции, равно как и тунисского суверенитета».

В это время Х. Бургиба совершал много поездок за рубеж, встречался, в частности, с Дж. Неру и А. Сукарно, выступил с трибуны турецкого Великого национального собрания. Дважды посетил Каир, после чего нанес визит королю Абдель-Азизу ибн Сауду в Эр-Рияде.

В конце 1951 г. Франция отвергла требования внутренней автономии и подтвердила, что установившиеся связи между Францией и Тунисом носят «окончательный характер», т.е. режим протектората незыблем. После этого тяжелого удара Х. Бургиба поспешил на родину, где выступал на митингах, проходивших под лозунгом «Независимость, Борьба, Джихад». 18 января 1952 г., за несколько часов до начала подпольного IV съезда Нового Дустура, подтвердившего «волю тунисского народа добиваться всеми имеющимися у него в распоряжении средствами реализации принципов ООН», он был арестован. Прежде чем его отправили в одиночную ссылку на скалистый остров Галит Х. Бургиба провел около четырех месяцев в сахарском концентрационном лагере. Аресты руководящих и рядовых членов Нового Дустура шли один за другим. В марте 1952 г. все члены партии были схвачены полицией и отправлены самолетом в глухое южное селение Кебили.

В сложившейся ситуации во главу национального движения выдвинулся генеральный секретарь Всеобщего союза тунисских трудящихся Фархат Хашед. Беспартийный, он, тем не менее, вошел в срочно образованное подпольное политбюро Нового Дустура,

тайно координируя из штаб-квартиры ВСТТ деятельность феллага (партизан), на тот момент очаговую. Но это продлилось недолго. Вскоре Ф. Хашед был убит.В ответ на это убийство, а также на резолюцию Генассамблеи ООН по тунисскому вопросу, которая не предусматривала независимость Туниса, выступили партизаны. Они составили ядро Тунисской армии освобождения, которая в отличие от самостийных повстанцев подчинялась приказам Нового Дустура и его полевым командирам.

В июле 1954 г. французское правительство, наконец, начало неофициальные переговоры с представителями Нового Дустура. Роспуск армии феллага должен был подтолкнуть ход переговоров, однако переговорный процесс возобновился лишь в середине марта и шел вяло.В то же время консерватив­ное крыло Старого Дустура и ряд экстремистских груп­пировок выступили против «иллюзорной внутренней автоно­мии». Во главе их встал Салах бен Юсеф, радикально на­строенный генеральный секретарь Нового Дустура, привер­женец панарабизма, стремившийся на завершающем этапе торга с Францией добиться независимости, снискав себе тем самым лавры победителя и отодвинув на второй план X. Бургибу.

К июню 1955 г. страна фактически раскололась на два лагеря –умеренно настроенных бургибистов и юсефистов, выступающих за продолжение вооруженной борьбы за независимость и поддержание тесных связей с арабскими радикалами в Египте. Стремясь ликвидировать взрывоопасную обстановку в стране, французские власти освободили Х. Бургибу и дали ему возможность возвратиться на родину. 1 июня 1955 г. он был встречен в Тунисе как национальный герой.

3 июня 1955 г. было подписано франко-тунисское согла­шение о внутренней автономии. Тунис был признан полностью самостоятельным в своих внутренних де­лах государ­ством; ему предоставлялось право создавать собственные за­конодательные органы и национальное правительство. Арабский язык провозглашался государственным языком. Вместе с тем французское прави­тельство сохранило в своем ведении вопросы обороны и внеш­ней политики, а на территории Туниса оставались француз­ские войска. Соглашение предусматривало также создание финансового и

таможенного союза с Францией и ее исключительное право на оказание экономической помощи тунис­скому правительству.

Вернувшись из Каира в Тунис, Салах бен Юсеф выступил в столичной мечети аз-Зитуна с речью, в которой подверг Х. Бургибу резкой критике за компро­мисс с Францией в вопросе внутренней автономии, а также отверг бургибизм как доктрину и политическую стратегию. Пять дней спустя Х. Бургиба снял Бен Юсефа со всех постов и исключил его из Нового Дустура. V съезд пар­тии в Сфаксе, состоявшийся в ноябре 1955 г., одобрил линию Х. Бургибы и принял решение о роспуске всех юсефистских организа­ций.

В столице и других крупных городах произошли вспышки насилия, спровоцированные сторонниками Х. Бургибы. Юсефисты ответили погромами и подстрекательством в молодежной среде. При покровительстве французских спец­служб и полиции пробургибистским формированиям удалось подавить сопротивление сподвижников Бен Юсефа, а сам он под угрозой ареста был вынужден впоследствии бежать в Каир.

Преодоление этого крайне напряженного кри­зиса дало бургибистскому руководству исторический шанс одновременно нанести поражение консервативным силам и традиционной элите, нейтрализовать люмпен-пролетарские элементы города и отсталые слои крестьянства, радикализи­ровавшиеся во время партизанской войны 1952 – 1954 гг. Группировке Х. Бургибы удалось сплотить тунисскую торговую и промышленную буржуазию и средние го­родские слои вокруг новой политической элиты, пробургибистской по своим воззрениям, распространить среди насе­ления идеи национального консенсуса, понимаемые на евро­пейский манер.

Рецидив «юсефизма» крайне беспокоил Францию и обусловил сокращение пути Туниса от режима внутренней автономии к независимости. 20 марта 1956 г. Франция признала независимость Туниса, и 25 марта состоялись выборы в тунисское Национальное учредительное собрание (НУС). Они принесли абсолютную победу кандидатам от единого блока Нового Дустура и ВТСТ, которые завоевали в НУС 98% мест. Открыв его работу в качестве председателя и проведя через него 14 апреля первую статью будущей конституции, Х. Бургиба сформировал по поручению бея правительство

и немедленно приступил к реформам светского характера, ломая традиционные общественные устои. Сыграв на межличностных и клановых противоречиях внутри высших богословских кругов, Х. Бургиба получил одобрение самой смелой своей реформы со стороны шейха-ректора аз-Зейтуны Тахара бен Ашура. Среди них – «Закон о личном статусе», который, вольно интерпретировав шариат, строго запретил полигамию и ввел целый комплекс новых норм семейно-брачных отношений, направленный на эмансипацию тунисских женщин. Благодаря этой реформе уже на следующий год женщины впервые участвовали в муниципальных выборах.

В серию светских реформ также вошли ликвидация шариатских судов, коранических школ и всех видов вакфа, что подорвало материальный источник существования суфийских братств, поставило официальных служителей ислама в полную финансовую зависимость от государства и вместе с тем имело экономическую целесообразность. Свыше полутора тысяч гектаров земельных угодий, ранее не являвшихся объектом купли – продажи, вошли в сферу свободного рынка.

В 1956 г. началось создание национальной армии, которая формировалась из числа солдат и офицеров, служивших во французских войсках, дислоцированных в Тунисе. Кроме того, молодежь с законченным средним образованием (предпочтительно лицейским) направлялась учиться военному делу за границу, как правило, во Францию. При этом 10 января 1957 г. Х. Бургиба предусмотрительно издал декрет, исключающий выход армии за рамки ее прямых обязанностей: офицерам всех званий, равно как и солдатам на действительной военной службе, запрещалось членство в какой-либо политической организации. Бывших партизан в армию не брали, и лишь некоторые из них укомплектовали Национальную гвардию (род жандармерии). Остальные получили вознаграждение в разной форме: лицензию на предпринимательство, земельный участок или хороший дом.

25 июля 1957 г. НУС упразднило монархию, избрав Х. Бургибу президентом Тунисской Республики. 1 июня 1959 г. оно одобрило текст конституции страны. 8 ноября прошли всенародные президентские выборы, на которых у Х. Бургибы не было конкурентов, и выборы в Национальное собрание – однопалатный парламент.

Между тем 2-5 марта 1959 г. состоялся VI съезд Нового Дустура, названный «Съездом Победы» и приуроченный к 25-летию партии. Х. Бургиба выступил на нем под плеск оваций. Однако значительная часть делегатов выразила недовольство тем, что в минувшем году руководство партии волюнтаристски провело ее реорганизацию.

Речь шла о ликвидации городских и областных федераций Нового Дустура, в результате которой первичные парторганизации стали напрямую подчиняться его высшим исполнительным органам. Критики внутрипартийной реформы подчеркивали, что она нарушила принцип демократического централизма, изначально заложенный в уставе партии. Правда, отход от этого принципа, не соблюдавшегося только в условиях, когда партия уходила в подполье, наметился еще на ее V съезде, начиная с которого завелась рутинная традиция: председатель Нового Дустура избирался безальтернативно открытым голосованием делегатов съезда, тогда как 14 других членов политбюро избирались на соревновательной основе и тайным голосованием. Поскольку грань между политбюро и правительством стиралась, оно кулуарно решало многие вопросы государственной важности, в лучшем случае вынося их на обсуждение Национального Совета партии.

Летом того же года увидел свет проект долгосрочного плана «Десятилетние перспективы развития», в пользу которого по всей стране развернулась разъяснительная и агитационная кампания. Обойтись без нее было нельзя, так как предусмотренные планом структурные реформы, в том числе кооперирование деревни и, в свою очередь, вытеснение частных торговых заведений кооперативными товариществами, задевали интересы широких слоев населения.

Агиткампания была прервана коротким, но кровавым вооруженным конфликтом между Тунисом и Францией (19-22 июля 1961 г.), которая отказывалась вывести из Бизерты свою военно-морскую и военно-воздушную базу, одну из крупнейших в Южном Средиземноморье. Собственно, Х. Бургиба и не требовал ее немедленной эвакуации. Он хотел лишь получить от президента Ш. де Голля обещание, что это будет сделано.Ш. де Голль и сам собирался избавиться от затратного военного объекта ввиду задачи переоснащения и модернизации вооруженных сил Франции, но обещания не давал. Это уязвило самолюбие Х. Бургибы, и он, произнеся эмоциональную речь в Национальном собрании,

бросил на штурм Бизертской базы, а точнее ее растянутых внутренних коммуникаций, небольшую тунисскую армию, отборные части которой тогда находились в Конго в составе миротворческих сил ООН.

Французы подтянули к Бизерте авианосец и высадили на ее аэродром десант парашютистов из Алжира. На улицах города развернулись ожесточенные бои с их участием. Как и следовало ожидать, тунисцы понесли в этой неравной битве поражение и много людских потерь, которые особенно велики были среди призванных Новым Дустуром волонтеров, наспех обученных обращению с оружием.

Авантюрная «Битва за Бизерту» отнюдь не подняла престиж Х. Бургибы в глазах сограждан. Министр информации М. Масмуди, член политбюро Нового Дустура с 1955 г., открыто обвинил президента в самоуправстве. Тем не менее он сумел переключить внимание тунисской общественности на социально-экономические проблемы. Военная база все же была эвакуирована из Бизерты 15 октября 1963 г.

Спустя год состоялся VII съезд правящей партии, на котором она получила новое название – Социалистическая дустуровская партия (СДП). На съезде, также была оформлена доктрина «дустуровского социализма», предполагавшая сотрудничество трех секторов: государственного, кооперативного и частного. Она была выдвинута еще весной 1962 г. В ее поддержку выступал Х. Бургиба, полностью доверивший руководство экономикой Бен Салаху, если не считать Центрального Банка, директором которого был Хеди Нуира, негативно относившийся к идее социалистического эксперимента.

На том же съезде был изменен партийный устав. Так, по нему только 25 из 54 членов ЦК СДП (бывшего Национального Совета Нового Дустура) должны были избираться, а остальные ─ назначаться.

В феврале-марте 1965 г. Х. Бургиба предпринял большое турне по Ближнему Востоку, начав его с Египта, где выступил в Национальном собрании и заявил о необходимости «сердечного сближения между арабами». 3 марта он произнес речь в Иерихоне перед палестинскими

беженцами, вошедшая в историю как «Иерихонская декларация». Х. Бургиба призвал к проведению прямых израильско-палестинских переговоров, подчеркнув, что патриотические возгласы и манифестации не приближают победу. Политическое руководство, организующее борьбу, должно быть дальновидным и предвидеть будущее.

Гамаль Абдель Насер в то время едва ли был готов к широкой вооруженной конфронтации с Израилем, но слова Х. Бургибы привели его в ярость. Совет Лиги арабских государств (ЛАГ) принял в ноябре 1965 г. резолюцию, осуждающую позицию Туниса, который впоследствии по этой причине самоустранился от работы в ЛАГ.

Отношения между Х. Бургибой и Г. А. Насером были более или менее налажены благодаря тому, что Тунис направил в июне 1967 г. на помощь ОАР небольшую воинскую часть, которая, правда, не добралась и до границы с Ливией, так как «шестидневная война» закончилась.

На этом фоне наблюдался апогей «дустуровского социализма». Постепенно Ахмед Бен Салах сосредоточил в своих руках большую власть. Его деятельность была довольно успешной в том, что касалось промышленного строительства, осуществлявшегося по модели импортозамещающей индустриализации. Создание аграрных производственных кооперативов потерпело полный провал. Загнанные в них силком феллахи лишились своих земельных наделов. Теоретически они должны были участвовать в разделе общей годовой прибыли этих кооперативов, но ее не было, и кооператоры получали только денежные авансы, установленные на уровне минимальной гарантированной заработной платы сельскохозяйственного рабочего. А план раздела между ними путем выкупа «государственного ядра», т.е. включенных в периметр того или иного кооператива французских земель, национализированных в мае 1964 г., остался иллюзией. Не лучше обстояло дело и в снабженческо-сбытовых кооперативах, организованных в районах, специализирующихся на выращивании оливковых и фруктовых деревьев.

Наконец, в январе 1969 г. Бен Салах объявил об ускорении процесса сельской кооперации, которую он намеревался к осени сделать повсеместной и унифицированной – в форме производственных объединений. Ответом на это преобразование стали крестьянские бунты. В итоге Бен Салах был снят со всех постов и в мае 1970 г. осужден на длительное тюремное заключение по обвинению в «государственной измене».

Большинство кооперативов были распущены, а премьер-министром с ноября 1970 г. стал Хеди Нуира, взявший курс на поощрение частного бизнеса, производящего потребительские товары на экспорт. Это обеспечило общий подъем темпов роста экономики страны. Если в 1961-1970 гг. тунисский ВВП в расчете на душу населения ежегодно увеличивался в среднем на 2,2%, то в следующие девять лет – на 4,2%.Как генеральный секретарь СДП он стремился подавить всяческое инакомыслие. Так, благодаря его жесткой позиции на VIII съезде СДП (октябрь 1971 г.) потерпела поражение фракция «либералов», выступающая за восстановление практики избрания всех партийных органов снизу доверху.

В феврале 1980 г. Хеди Нуира ушел в отставку. Премьерское кресло занял Мухаммед Мзали. С 1968 г. он занимал различные министерские посты, а в роли председателя правительства сделал некоторые позитивные шаги, добился поэтапной амнистии лидеров ВСТТ и, главное, отмены однопартийного режима. Она была объявлена Х. Бургибой на внеочередном ХI съезде СДП и началась летом 1981 г. с легализации Тунисской компартии. Позже получил регистрацию ряд новых оппозиционных партий, в том числе Движение демократов-социалистов (ДДС), возникшее в 1978 г. на базе фракции «либералов», отколовшейся от СДП, и тесно связанное с Тунисской лигой за права человека.

Однако надежда на то, что М. Мзали распахнет двери ветрам демократии, быстро развеялась. С последних дней 1983 г. страна была охвачена «хлебным бунтом», вызванным решением властей отменить – по требованию МВФ – бюджетное субсидирование розничных цен на муку, хлеб, макароны.


Игра закончилась в июле 1986 г., когда группа министров открыла глаза Х. Бургибе на бездарное руководство экономикой со стороны премьера. Президент немедленно сообщил об отставке М. Мзали. Экономическое положение страны несколько улучшилось при новом премьер-министре

Рашиде Сфаре, опытном хозяйственнике, который осторожно приступил к осуществлению программы приватизации через продажу акций госпредприятий на Тунисской бирже.

На ХII съезде СДП (июнь 1986 г.) он посчитал себя вправе назначить всех членов и политбюро, и ЦК партии. Х. Бургбиба поклялся подавить исламистов и явно для этого решил опереться на плечо генерала в отставке Зина аль-Абидина Бен Али, начинавшего свое восхождение по карьерной лестнице во внутриармейской разведке и дважды побывавшего, с интервалом, начальником Службы национальной безопасности. В апреле 1986 г. Бен Али был назначен министром внутренних дел вопреки традиции, по которой МВД независимого Туниса возглавляли гражданские лица, получившие светское образование. Впервые оно было доверено военному, пусть и отставному.